21 | 11 | 2017
Популярная изоляция
Популярные статьи
Новое на сайте

Научно-техническая литература на Руси

Строительство литература

Русские люди строили соборы и палаты, возводили стены и башни, добывали железо и медь, отливали колокола и пушки.

 

Эти и другие работы и производства часто требовали весьма высокого уровня технических знаний. Наиболее важные сведения по своей специальности московские мастера издавна записывали.

В 1587–1594 гг. ведутся большие работы по измерению и переписи земель в Двинской области и на Волге. Повидимому, с ними связано появление первой русской геометрии. Написана книга: «Книга имейуема Геометрия, или Землемерие родиксом и цыркулем».

Она давала легкий способ измерять все места самые недоступные, дальнии плоскости, высоты и глухие дебри. Здесь же за геометрией следует «Книга о сошном и вытном письме» с приложением «землемерных начертаний».

К тому же времени относятся и русская арифметика под названием «Книга, рекома по-Гречески Арефметика, а по-Немецки Алгорифма, а по-Русски цыфирная счетная грамота» и древнейшая география Российского государства – «Книга Большого чертежа».

Конечно эти книги не позволяют определить площадь отводов вентиляционных систем, но в целом с предыдущим дает определенный круг знаний по землемерному делу. 

По чрезвычайно важной отрасли техники – добыванию подземных соляных вод буровым способом – существовало писанное руководство - «Роспись, как зачат делат новая труба на новом месте».

Из переводов древних авторов для нас представляет интерес «Галеново рассуждение о стихиях большого и малого мира о теле и душе» (с латинского), так как он характеризует физические воззрения на Руси в XIV или XV в..

Не касаясь нашумевшего вопроса о библиотеке Ивана IV, в которой будто бы имелись в большом количестве редчайшие греческие и латинские рукописи, так как это серьезными исследованиями отрицается, все же нужно отметить, что некоторые достаточно распространенные технические книги были тогда известны русским.

Многие из них тогда уже бывали за границей; немало и вообще образованных мастеров работало в Москве. Они знали современную специальную литературу и использовали ее в необходимых, достаточно различных целях. Например могли сделать печную систему отопления двухэтажного дома самостоятельно.

В «Уставе ратных, пушечных и других дел» упоминается «великий и многоискусный Витрувий, который всем градодельцем и полатным мастерам отец был и корень».

Наиболее передовые русские люди этого времени свободно владели греческим и латинским языками, т. е. могли читать древних писателей в подлиннике и научную литературу, которая, как правило, вся была тогда на латыни.

Вся переписка царя Ивана Грозного свидетельствует об его большой начитанности, знании им греческой и римской мифологии, Гомера, Цицерона, Виргилия.

Но и переводы выдающихся книг на славянский язык были, по-видимому, нередки. Характерно, что царя упрекали, будто у него еще не переведен «Опыт христианского поста с молитвой» и некоторые другие сочинения.

Если русские печатные книги в XVI в. были только духовного содержания, то после изгнания из Москвы польско-литовских интервентов потребности обороны государства во всей остроте ставят вопрос о специальной технической и прежде всего военно-технической литературе, хотя вопрос о ней возник еще и раньше.

В 1607 г. начато сочинение «о пушечных и иных розных ратных дел и мастеров». Оно было выполнено Михаилом Юрьевым и Иваном Фоминым.

В 1621 г. их работу исправил и дополнил выборками из иностранных военных книг «холоп многогрешный Онисим Михайлов в великом богоспасаемом и царствующем граде Москве».

Так получился «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки». В нем имеется также ряд статей, посвященных военно-инженерному делу – от строительства крыльца до сооружения и взятия городов, устройству подкопов, лагерей.

Это вместе с наличием указаний об осаде городов и о других военно-инженерных работах делает «Устав» первой русской книгой не только по артиллерии и по фортификации, но и вообще по технике. Остановимся только на его общенаучной стороне. Для «Устава» характерно его постоянное подчеркивание важности науки.

Во второй половине XVII в. имелось немало различных по характеру и содержанию технических рукописей. Сохранились названия некоторых из них, а именно:

«Устав корабельный»,

«Правда воинского поведения генералам и средним и меньшим чином, также и рядовым солдатам»,

«Воинская книга о всякой стрельбе и огненных хитростях»,

«Описная книга пушек, пищалей и военных снарядов»,

«О предуготовлении вещей к войне надобных»,

«Фундаменты или максимы фортификации». (рассматривались даже вопросы утепления фундамента деревянного дома)

Были также иностранные научные и технические книги. В Пушкарском приказе имелась даже техническая библиотека иностранных книг. Среди них по артиллерии:

«О оружейном дому, в чем быти устроенным наряду и всяким ратным припасом»,

«Книга о наряде и о огнестрельной хитрости»,

«Огнестрельных и гранатных дел и для всяких тайных промыслов немецкого языка печатная книга».

Вообще литературы было немало, судя по тому, что в 1637 г. из этого Приказа было взято 29 книг в царские хоромы для обучения царевича Алексея Михайловича.

Если не касаться книг по арифметике, геометрии, географии, астрономии, все же получается достаточно полный перечень технической литературы по разным вопросам. Здесь прежде всего книги по архитектуре, строительному делу и фортификации.

В Москве Петр I положил начало печатанию гражданским шрифтом русской военно-инженерной литературы. Она по необходимости была переводная, не всегда правильно учитывала потребности читателей.

Но зато она сразу ввела его в круг разнообразных инженерных систем и решений - от мирной кирпичной кладки до возведения военных сооружений.

Вместо национальной ограниченности и предвзятого отношения к тем или другим фортификационным формам вырабатывался широкий инженерный кругозор, критическое отношение к различным системам, учет местных условий.

Впоследствии это привело к созданию прославившейся во всем мире русской фортификационной школы. Петр I установил и методы создания русской научно-технической литературы.

Он лично исправлял сделанные переводы книг Кугорна, Блонделя и ряд других. Петр Великий требовал, чтобы всякая работа велась по плану и выполнялась в срок.

Для обеспечения качества научных книг Петр I заботится «О Академии, в которой б языкам учились, также прочим наукам и знатным художествам, и переводили б книги».

Издание научно-технической литературы в XIX столетии принимает настолько широкие размеры, что освещение ее далеко выходит за рамки настоящей статьи.

Отметим только, что в Москве уже в 1801 г. проф. П. Страхов выпустил для учащихся в Московском университете «Начальные основания опытной физики», где большое внимание уделено вопросам прикладным и техническим.

Вверх